Латинский Рай
Интервью

Паолла Оливейра: — «Роль в «Пророке» — моя точка отсчёта»

Относительно Паоллы Оливейры все единодушны. Не найти того, кому не нравилась бы её манера держаться — нежная, весёлая и изящная. Характеристики, которые она дала Соне, героине заслужившей любовь и сочувствие зрителей, взволнованных её страданиями в новелле «Пророк»: для некоторых, воительница, для других, принцесса из волшебных сказок. Это можно сказать и о персонаже и, в той же степени, о его создательнице. Но, по словам Паолы Оливейры, Соня наделена также добродетелью, которую хотелось бы иметь ей: способностью прощать. Такова оценка актрисы, немного поделившейся в интервью сокровенным.

— Какие черты вашей личности, на ваш взгляд, характерны для периода 1950-х?

Я не очень хорошо разбираюсь, что пришло из той эпохи, а что является современным, но верю в человеческую уникальность, независимо от времени. Существует, впрочем, примета 1950-х, как мне кажется, заметно отличающаяся и значимая для меня. Сегодня женщины более независимы и самодостаточны, чем были тогда, находясь в зависимости от своих мужей, общества и прочих факторов. Я добавила Соне щепоточку этого качества.

— Эта эпоха вас чем-то привлекает? Чем именно?

Больше всего меня притягивает её изысканность. Не было такой банальности, всё превращалось в событие, в грандиозное происшествие. Поэтому, думаю, у людей всегда находился повод чувствовать себя счастливыми, устраивать праздники. Не в последнюю очередь, женщины выделялись большей элегантностью. Вся эта пышность очаровывает меня, нравится мне.

— Каких качеств Сони у вас нет, но вы хотели бы иметь их? Почему?

Я считаю Соню очень хорошим человеком, прощающим, не держа зла. По-моему, если мы сумеем обладать хотя бы половиной такой доброты и легко стирать из памяти дурные поступки, не желая несчастья людям, это уже будет прекрасно. Таким образом, будь у меня возможность, я позаимствовала бы Сонино умение прощать.



— Что в этой работе наиболее повлияло на вашу жизнь, как в профессиональном плане, так и в личном?

Роль в «Пророке» стала моей точкой отсчёта. Не могу отметить что-то одно. От начала и до конца работа была знаковой, потому что это первая роль, которую я играла настолько увлеченно, что посвящала себя этому полностью. И даже при всех неприятностях, которые имела новелла, она прошла с огромным успехом, и я была его частью.

— Участие в этой новелле обострило вашу духовную сторону?

Полагаю, что да. Невероятно, я оказалась одной из немногих, кто не заболел на съёмках — все сваливались, то с тем, то с другим, у меня же не было ничего. Но я никогда не пускала всё на волю случая, я читала молитвы и просила о защите. Уверена, что тема новеллы потревожила силы, о которых нам ничего неизвестно, следовательно, я должна была, насколько возможно, обезопасить себя.

— Тяжело было играть сцену, где вы притворяетесь мёртвой, лёжа в гробу?

Было немного удручающе, я даже испугалась, но, слава Богу, всё прошло хорошо. Едва придя в студию, я помолилась, прежде чем укладываться в гроб, испросив поддержки.

— Что вы думаете об одежде той эпохи? Предпочитаете сегодняшнюю? Какой стиль обычно выбираете?

Элегантность одежды того времени меня привлекает, но также я люблю кое-какие современные вещи. То есть, если выбирать между одним и другим, остановлюсь на среднем пути. Я ношу длинные платья, модные тогда, классических расцветок, однако более сексуальные, с углублённым декольте, или с разрезами посмелее. Думаю, что граница, пролегающая посередине, это идеал. Мне нравится сочетать современные детали с гламуром той эпохи.

— А каков ваш стиль одежды изо дня в день?

В моей повседневной жизни я довольно традиционна: платье, джинсы, туфли или сандалеты. Я «скромница». Люблю ничем себя не стеснять.

— Зрители останавливают вас на улицах? Что они говорят?

Я слышу много разного. Люди говорят, что скучают по моей героине, что полюбили мою работу и, что не могут больше видеть во мне Паолу — только Соню. Взрослых огорчают злоключения Сони, а детей сводит с ума сама история. Похоже, они считают меня принцессой из волшебных сказок. И это очень здорово, так как является сигналом, что моя игра убедительна. Я очень люблю видеть реакцию людей.

— Идолами красоты 1950-х были женщины типа Мэрилин Монро, с округлыми изгибами. Иными словами, крайне далёкие от форм «секси», столь ценимых в наши дни. Какой типаж вы находите более красивым?

Я привлеку сардинку на свою сторону, поскольку не могу похвастаться худобой, хотя считаюсь красивой. Но верю, что каждая из нас имеет собственные достоинства. Следовательно, что-то приближенное к Мэрилин, более изогнутое, мне больше по вкусу, так как больше соответствует моей фигуре.

— У вас уже есть планы, чем заняться после новеллы?

Я вынашиваю суперпроект, называющийся отпуском. Думаю, что мы достигаем большего, и работа спорится лучше, на спокойную голову, поэтому мне необходимо немного отдохнуть. Я не нуждаюсь в длительном перерыве — только неделя, или дней пятнадцать. Уверена, что останусь в обойме.

— Это ваша вторая новелла. Вы всегда были актрисой? Что делали раньше на ТВ?

До участия в новеллах я была моделью. Начала работать в 16 лет, пока не стала слишком старой для этого. Но бралась за любую работу, которая появлялась, и первое своё путешествие за пределы Бразилии совершила как модель. Потом я поняла, что добьюсь большего в коммерческой рекламе, потому что там вы должны поддерживать хорошую форму. Тогда я решила посещать уроки театрального мастерства и параллельно факультет физиотерапии. Обнаружила, что это то, чему я хотела бы посвятить жизнь, и уже не останавливалась.

Zoief, по материалам oprofeta.globo.com, февраль 2010 г.

Похожие статьи

Карлос Алберто Риччелли: «Мне нравится идея мира без границ!»

Наташа

Кассия Кисс: Всё позволено

Admin911

Родриго Санторо — «Неплохой музыкант»

Наташа

Оставьте свой комментарий