Латинский Рай
Интервью

Малу Мадер: «Среди друзей»

Малу Мадер  признает, что главный персонаж новеллы «Знаменитость» Мария Клара Диниз — это героиня, которая похожа на нее больше всех персонажей, которых она сыграла за 20 лет карьеры. Как 38-летнюю актрису Малу Мадер, так и музыкального продюсера Марию Клару постоянно осаждает пресса. И так же, как ее персонаж-знаменитость, Малу уже 15 лет вращается в музыкальной среде, потому что замужем за гитаристом группы «Titas» Тони Беллотту. «Но у меня нет таких добродетелей, как у Марии Клары Диниз, потому что я не героиня новеллы», — шутит актриса. Не снимавшаяся в 20-часовых новеллах с 1991 года, Малу уверяет, что съемки в «Знаменитости» взяли контроль над ее жизнью.

«Я говорю и думаю о Марии Кларе 95% своего дня. Оставшиеся 5% — о реальной жизни», — подсчитала она.

Малу привлекает внимание своей манерой быстро говорить и достаточно простой манерой держаться. Она не скрывает, что ей неприятно, когда ее слова искажают в специализированной прессе «мира звезд». Мама двух мальчиков, 7-летнего Антонио и 9-летнего Жоао, актриса разрешает сыновьям смотреть «Знаменитость», включая пикантные сцены со своей героиней. «Эротизм — это часть жизни, и я не думаю, что детей надо оберегать от этого», — объясняет она.



Начиная с 1983 года, Малу снялась в 10 новеллах, 4 минисериалах, в том числе в минисериале «Доктор Марта и ее пациентки», где она сыграла маму девочки с синдромом Дауна, и 7 фильмах. Актриса подчеркивает, что она не считает телевидение искусством второго сорта. Однако сожалеет, что долго не играет в театре.

«Это смешно, что актриса моего возраста, с моей карьерой, способная сыграть во многих спектаклях, так ленива», — самокритично говорит она. Тем не менее, уверяет, что рада вернуться в очередной многосерийный марафон — «Знаменитость».

О своей первой работе, новелле «Я обещаю», Малу вспомнает, что это была последняя новелла Жанет Клэр (известная бразильская сценаристка прошлого века, автор новеллы «Шальные деньги» — прим. Braziliada). Когда Малу пригласили, она сияла от радости, потому что была поклонницей Жанет Клэр.

«Я видела разные ее новеллы, такие как «Каменные джунгли» , «Светило»  и «Отец-герой», — перечисляет актриса. Еще одна новелла, благодаря которой она долго купалась в море роз, — «Властелин мира»  Жилберту Браги. И все же своими любимыми она называет минисериалы «Золотые годы», «Мятежные годы»  и новеллу «Власть желания». Малу нравятся ее работы в этих исторических произведениях Жилберту Браги, нравятся не только историей, но и любовными линиями. Время действия минисериала «Золотые годы» — 1955-1960 годы, Малу отмечает, что ее героиня журналистка Лурдинья была очень далека от ее собственного образа.

«Была другая жизнь, другое время, другие взгляды на мир…», — говорит она.

И как стало известно, в мае этого года Малу Мадер приняла приглашение сыграть в еще одном минисериале на историческом материале, «JK» о бывшем президенте Бразилии Жоселино Кубичике. Малу сыграет роль женщины, у которой связь с президентом.

Малу Мадер — актриса из «обоймы» Жилберту Браги. Это ее четвертая большая новелла этого автора, до «Знаменитости» были «Тело к телу» (Corpo a Corpo), «Властелин мира» и «Власть желания». Кроме этого, она снялась в трех его минисериалах: «Золотые годы», «Мятежные годы» и «Лабиринт». В настоящее время Жилберту Брага готовит еще один минисериал, 8-серийную экранизацию романа Шодерло де Лакло «Опасные связи», в которой Малу будет играть роль маркизы де Мертей, исполненную в одноименном голливудском фильме Глен Клоуз. По мнению Малу, вполне естественно, что люди ищут тех, к кому испытывают симпатию, как в случае ее и Жилберту Браги. Еще задолго до их сотрудничества Малу была восхищена его сериалами, такими как «Dancin’ Days», «Живая вода», «Рабыня Изаура» и «Дона Шепа». «Когда я играла в первой его новелле, меня преследовала одна абсурдная мысль. Читала текст и говорила: «Кажется, что этот человек знаком со мной и пишет для меня»», — вспоминает она.

В «Знаменитости» Малу вообще находится в окружении своих старых знакомых. Актриса уже давно дружит со многими из съемочной группы — с Жулией Леммерц, Клаудией Абреу, Аной Беатриз Ногейрой, Отавиу Мюллером, Тауматургу Феррейрой и Фабио Ассунсоном. Также Малу очень дружна с Изабелой Гарсией, которая в «Знаменитости» играет ее лучшую подругу Элиэти. В дни, когда они записывают совместные сцены, Малу зовет Изабелу вместе ехать на Прожак, и время в дороге они используют для «прогонки» текста. Малу раскрывает, что Жилберту Брага прислал ей записи сцен, где подруги Мария Клара и Элиэти делятся секретами, с просьбой «сымпровизируй что-нибудь на тему одежды Марии Клары». Малу и Изабела воспользовались случаем и добавили несколько своих фраз.

«Я дала волю автору, который живет во мне, и не только написала свои реплики, но и текст Изабелы», — говорит она, смеясь. «Одно из больших удовольствий этой новеллы — сцены с Изабелой «, — делится Малу.

Малу довольна тем, как Жилберту Брага развивает сюжет «Знаменитости» — ритм новеллы быстрый и в каждой серии происходит много событий: «Жилберту не боится скорости действия, но это мне нравится. Терпеть не могу, когда не происходит ничего и все созерцают пейзаж. Мне нравятся диалоги и стремительная история».

— До какой степени вы считаете себя похожей на Марию Клару?

Больше в аспектах поверхностных, таких, как то, что я и она являемся объектами внимания, и как желание руководить. И все остальное, что связано с жизнью человека известного. На этом совпадения заканчиваются. У меня есть дети, а у нее еще нет. Она — женщина одинкая и она не артистка, что, на мой взгляд, обуславливает большую разницу между нами. Мария Клара — бизнес-вумен, что является источником основных различий между мной и ней. Также у меня нет стольких добродетелей, я же не героиня новеллы. Но есть черты, которыми, я думаю, Жилберту Брага, будучи знакомым со мной, наделил ее. Возможно, это делает Марию Клару персонажем, приближенным ко мне.

— Это тяжело играть?

Поначалу я немного испугалась. Актер всегда хочет дистанцироваться от персонажа, потому что, с одной стороны, проще спрятаться под шкурой кого-нибудь другого, у кого нет ничего общего с тобой. С другой стороны, если роль имеет что-то от тебя, почему бы не одолжить ей то, что у тебя есть? Эта похожесть для меня не является трудностью. Напротив, это легко. Иногда я думаю, что у нее много также от моей сестры.

— На ваш взгляд, Мария Клара кем могла бы быть в реальной жизни?

Малу Мадер Есть много женщин, хоть они не продюсеры, которые сразу вспоминаются. Моник Гарденберг, безусловно. Также Мария Луиза Жука и Паула Лавини. Говорили о Фабиане Херлакян. Есть немного от Адрианы Галистеу, потому что Мария Клара тоже получила известность из-за того, что ее муж умер в день свадьбы. Это помогло ей стать известной. Она тоже была музой лета. Другими словами, нет ничего особенного в личности Марии Клары. Она не является великой актрисой, певицей, писательницей… Она стала бизнес-вумен после того, как стала знаменитой. Использовала это обстоятельство. Должно быть, подумала так: «Я не останусь только моделью, это не мое. Я обожаю музыку и буду заниматься тем, что мне нравится». И она стала отличным профессионалом. Но прежде она стала знаменитостью волей случая, потому что на свадьбе погиб ее жених, который написал песню для нее. Она так и осталась своего рода Эло Пинейру (женщина, которая была прототипом песни «Девушка из Ипанемы» — прим. Braziliada), такой Синтией Хоуллет (ведущая спортивной программы на бразильском телевидении — прим. Braziliada).

— Каково это — будучи популярной актрисой, быть мишенью для прессы, которой пронизан мир знаменитостей?

У меня было несколько случаев. Недавно я отправила письмо в «Caras» и «O Dia». Эта газета воспроизвела одну заметку, которая вышла в журнале «Caras». Сейчас они изучают это, потому что «Caras» сказал, что также скопировал ее из другой публикации. Это показывает легкомыслие прессы. Это не недостаток этики. Со многими журналами у меня случалось следующее: «Ах, ты не даешь интервью? Ну, раз ты не хочешь говорить с нами, мы кое-что додумаем сами». Это почти манера угрожать. И такие «фразы недели» нацелены на то, чтобы посмеяться, показать нелепые черты артистов, людей, которые считают себя очень популярными. Это безответственно, потому что выдирается одна фраза из контекста, чтобы высмеять кого-то. И, возможно, что звучание фразы меняется из-за искажения, допущенного другим журналистом, и размножается.

— Например?

Допустим, я сказала: «Когда я была маленькой, я хотела стать Режиной Казе». Эта моя фраза была в том контексте, что я хотела стать актрисой, которая хочет принимать участие в больших проектах, как в случае с Режиной. Человеком с разнообразными талантами. Расти именно как актриса. Я вкладывала такой смысл. И были выдуманные реплики, вроде «Я богата и я завела интрижку». Считаю практически невозможным, что такая фраза могла слететь у меня с губ. Размах, который все это приняло, меня раздражает.

— Прессы такого типа стало больше с тех пор, как вы стали играть на телевидении?

Стало больше поверхностной прессы. На меня журналисты бросали тень, так что я могу об этом говорить. Я читаю ежедневные газеты, женские журналы, еженедельные издания, которые считают себя серьезными, но обложки которых через неделю также пестрят материалами о сексе, ожирении или здоровье, темами, которые должны хорошо продаваться. Я вижу все эти журналы, которые критикую также. Но Мария Клара, которая является положительной героиней, которая должна бороться за мораль и хорошие привычки, всегда подчеркивает, что «не все являются этой шайкой стервятников, которые живут за счет чужого несчастья». В «Знаменитости» Жилберту Брага затрагивает тему ответственности. Я всегда была решительной в этом, потому что не люблю лицемеров. Но нельзя грести всех под одну гребенку. Я говорю лишь о том, что среди прессы есть издания поверхностные, злые.

— Расскажите о съемках эротических сцен в новелле.

Все должно быть на своем месте, в контексте, в основе сюжета и никоим образом не должно быть самоцелью. Это мой критерий. «Это только для того, чтобы привлечь внимание? Тогда нет, не буду этого делать». Я играла сцены обнажения на экране, но, вообще говоря, пытаюсь избежать этого, потому что думаю, что нет в этом такой необходимости. Думаю, что Нелсон Родригес был прав во всем, что касается этой темы. Он говорил, что «лицо всегда более сладострастно, чем тело». Я согласна с этим. Клаудия Абреу, например, в эпизодах с Марсио Гарсией играет одетой, и между их героями нет сцен секса. Но как она смотрит на него и как его сексуально провоцирует, не требует никаких слов и может действовать на зрителя сильнее, чем то тут, то там вываливающаяся грудь. Первую сцену я попросила режиссера Денниса Карвальу сделать как можно более темной. Потому что она очень нежная, и я сочла результат идеальным. Помню, что когда я еще молодой девочкой снималась в фильме, название которого не хочу приводить, чувствовала, что меня почти уговорили сняться обнаженной, потому что сочли интересным иметь сцену с обнажением. Такое — без разговоров.

— То, что вы рекламируете те или иные товары, не сказывается отрицательно на персонаже?

Я стараюсь рекламировать только то, что считаю красивым, и что сама бы носила. Если реклама идет посреди новеллы, то она сокращает ее время. С другой стороны, моя жизнь уже стала слишком публичной, и это, возможно, тоже вмешивается и напрягает меня… Реклама меня напрягает еще больше. Особенно когда плохо сделана. До настоящего времени я не принимала в этом участия. «Власть желания» была исторической новеллой, и я там ничего не рекламировала. И в предыдущих своих работах я занимала такую позицию, чтобы не принимать участие в рекламе. Сейчас, чтобы не быть радикальной, я поговорила с сотрудниками, отвечающими за рекламу, чтобы мы обсуждали, чтобы учитывалось мое мнение — что не агрессивно для сюжета, что не нарушает сюжет.

— Участие знаменитых артистов нужно для того, чтобы придать правдоподобности Марии Кларе?

Это нужно и моей героине, и сюжету. Я бы не поверила, если бы в новелле, рассказывающей о мире знаменитостей, не показали бы никого из них, или если бы эта музыкальный продюсер никогда бы не появилась рядом с артистами.

— «Titas» появятся в новелле?

Мне бы очень этого хотелось. Жилберту уже говорил, что хочет сделать это. Но с Марией Кларой это бы смотрелось странно — странно, если бы я встретилась в кадре с Тони и сказала: «Привет, Тони Беллотту, все в порядке?».

Марина, по материалам «Folha de Rondоnia», июнь 2005 г.

Похожие статьи

Факундо Арана и его «Мосты округа Мэдисон»

Наташа

Интервью с Бьянкой Бин

admin

Зезе Полесса — Я начинаю получать удовольствие от роли!

Admin911

Оставьте свой комментарий