Латинский Рай
Интервью

Гонсало Валенсуэла: — «Мне даже мате понравился!»

Три года назад, когда чилиец Гонсало Валенсуэла (30) уже был очень знаменит у себя на родине, он решил пересечь горы и попытать счастье в Аргентине. Он и представить себе не мог что его там ждет. Перед ним открылись двери ТВ, снялся в «Doble vida», а также двери сердца Хауны Виале (Juana Viale), на которой он в этом году, после рождения Сильвестре, подумывает женится, может быть. Сейчас в главной роли он снимается в Аргентине в фильме «Nunca estuviste tan adorable», основанном на спектакле Javier Daulte. Но это не все его планы, в баре рядом с Malba, Гонсало рассказывает обо всём.

Спектакль видел?

— Да, три года назад. И мне понравился. Я следит за работой Хавиера. Мы даже, сделали один из его текстов, «Criminal», в Centro Cultural Mori, в Сантияго (он владеет этим местом, вместе с другим чилийцем, Бенхамином Викунья, мужем Каролини Пампита Ардоаин).

Каков твой персонаж в кино?

— Я иностранец, из высшего общества, который появляться, чтобы встряхнуть семью. Начинает он как мачо, но потом становится позитивным. В какой то момент, семья его поглощает. Он становится послушным, начинает думать что его женщина заслуживает чего-то лучшего. Впервые мной руководит актриса (Mausi Martínez) это очень приятно.

kinopoisk.ru
Но ты продолжаешь жить в Чили, как ты разрываешься?

— Мы всё организуем. Хуана воспользовалась и работает тут («Por amor a vos»). Но мы живём в Сантьяго. В сентябре поедим в Бразилию, она там играет в главной роли в фильме, а потом пустим корни тут, на некоторое время.

Для чего-то особенного?

— Маурисио (Катараин, его представитель) обсуждает возможные проекты, хотя нет ничего конкретного. С дрeгоq стороны, с Бенхамином у нас права на спектакль «La celebración», он чудесный. Ставить в Аргентине, это не то к чему я стремлюсь, просто у нас права. Немного изменили сценарий, но не очень. Тут надо всё по чуть-чуть.

Почему ты приехал в Аргентину?

— Потому что меня позвали в «Doble vida». И я в себе почувствовал силы сделать это. Я считаю мне повезло с друзьями, с народом с которым выпало работать и с семьей, которая меня приняла. Тут со мной были очень добры. Ну и конечно столько лет прожить с аргентинкой, кое что ко мне прицепилось, как например мате.

Как ты стал актером?

— Мой старший брат был актером, и через него, и я вошёл в эту профессию, он создал семью с друзьями, которых объединяло желание творить. Они жили вместе и весь день творили. Я влюбился в этот мир, и начал в 12 учится театральному мастерству. Как только я закончил школу, мой брат умер в аварии. Мама не хотела, чтобы я пошёл его дорогой, из-за плохих воспоминаний. Так я начал учится аудиовизуальной связи, в какой то мере дал волю своей страсти к документалкам. Но это стало невыносимым, я был занят на всех короткометражках. Одновременно был барменом, и тайно продолжал учится театральному мастерству. Маму уговорил посмотреть на меня на показе в конце года. На выходе, сквозь слезы, она мне разрешила продолжать. Я поступил в школу Fernando González, через два года уже выступал в профессиональном театре.

kinopoisk.ru
А твой отец?

— Семья отца была очень традиционной, из Club de Golf Los Leones, которую тут бы назвали Jockey Club. Все были адвокатами, инженерами… Отец не мог поверить…

Твои первые шаги?

— Я вышел на замену в «Miss Patria», спектакль который делала подруга моего брата (Moira Miller). Потом «Sinvergüenza». В школе Fernando González мало уделялось внимания коммерческому театру. Я рассказал Фернандо, он сказал пробуй. И спектакль стал событием.

А на ТВ?

— Willy Semler убедил нас, меня и Бенхамина сниматься в «Piel canela». Он был главным героем, а я главным антигероем. Ни кто этого не увидел (смеётся). Потом я занялся танцами. José Luis Vidal пригласил меня играть в спектакле, он собрал шесть актеров, чтобы год работать и создать хореографию. Мы протанцевали три года. От туда я перешёл в Teatro La Dramaturgia Corporal. Репетировали по 6 часов, там освоил акробатику…

kinopoisk.ru
Что случилось?

— Мои старики тогда умерли от рака. Я уехал в Европу забыть обо всем. Там я познакомился с множеством артистов, и захотелось сыграть что-то на улице. С другом сделали спектакль, чтобы возить его по Европе. С билетом на руках зашел на Canal 13, чтобы найти штаны и мне предложили снятся в «Machos». Тут то всё и началось.

Как ты к этому относишься?

— Я чувствую благодарность. За то что твоя работа получила признание, это офигительно. Это вот то что мы вес хотим, чтобы случалось. Но в Чили, сейчас есть программы которые тебя возносят или топят за две минуты. Не было слухов и пр…

А когда ты приехал сюда, сразу начал встречаться с Хуаной…

— Я приехал работать, и всё пошло хорошо. Играл Pato Contreras, я был первым чилийским актером в главной роли. Я всю энергию направлял на то, чтобы показать — приехал работать серьезно. Ну и из-за остального (слухи критика), уважаю но не читаю. Я вот например стараюсь найти независимые фильмы, которые дадут мне что-то в актерском плане.

То есть деньги тебя не мотивируют.

— Я снимаюсь в коммерческих сериалах с ясной целью: для культурного центра с Бенхамином. Никто нам не помогал. Всё что заработали вернули театру. Начали с одного зала, но сейчас это целый культурный центр, в нём работают 60 человек. Есть ресторан, арт галерея, агентство, площадка, продюсерская компания. Сейчас совместно с Rosstoc, будем делать «Humanos en el camino», для Chile Visión. Это документальные фильмы. (Конечно Гонсало не упоминает, но ради творчества ему приходилось зарабатывать деньги ужасными поступками, которыми ни один актер гордится не может и не будет, так он снялся в чилийской подделки аргентинских сериалов «Montecristo» и «Lalola». В России тоже нашлись нуждающиеся «актеры», готовые на всё, и такие российское подделки существуют «Монтекристо» и «Маргоша».)

Ты будешь ведущим?

— Да. Это новый вызов. ТВ должно не только развлекать но и еще что-то давать. Chile Visión возложила на Centro Mori обязанности по культуре.

Ты стал папой, как там Силвестре?

— (Лицо оживляется) Боролся много мой малыш. И Хуана тоже. Он прекрасный, это подарок, в нём божественное спокойствие. Я просто схожу с ума, не хочу разлучатся.

Это была сложная беременность…

— Да. Хуана положили в больницу, когда было 4 месяца. Мы не думали, что так будет. Хуана всех удивила. Она не только боролась, но была невероятно спокойна и мудра. У ней есть вера. И всё получилось как она говорила. В какой то момент заговорили о возможности аборта. Хуана нас успокоила. Было тяжело. У меня нет большой семьи, и хотя семья Хуаны приезжала в Чили, мы были одиноки. Я работал и заботился о Амбар (дочь Хуаны от Хуана де Бенедиктис). Сейчас уже это кажется смешным.

Это правда, что вы поженитесь?

— (Смеётся) Всегда планируем. Это замечательно женится. Мы уже семья, но церемония и гулянка такие красивые, почему бы нет?

Ну так это конкретный план?

— Есть задумка. Это было бы празднование всего пережитого.

Говорят это уже скоро…

— Много чего говорят… Ну может быть. Кто знает.

Автор перевода: Jota

 

Похожие статьи

Палома Бернарди: — «Моя главная роль ещё впереди!»

Наташа

Хуан Карлос Гарсия: «Я верю в прощение!»

Таня

Элиане Жардини: «Трилогия актрисы»

Admin911

Оставьте свой комментарий