Латинский Рай
Интервью

Джованна Антонелли: «Ни один мужчина не достоин наших жертв!»

Сейчас она — одна из главных героинь «Семейных уз». А в начальном сценарии сериала Капиту была абсолютно незначительным персонажем. В Бразилии так случается сплошь и рядом: стоит зрителям полюбить героя, как они тут же требуют уделять ему побольше места в сюжетной канве. История матери-одиночки, зарабатывающей на содержание сына и родителей проституцией, так взволновала общественность, что сценаристы срочно вывели ее на первый план, к огромной радости актрисы Джованны АНТОНЕЛЛИ. Которая, по ее словам, «наконец-то смогла разыграться по-настоящему».

О Джованне в Бразилии сейчас говорят и пишут все. После «Семейных уз» она стала новым секс-символом страны, обладательницей титула «Улыбка года». А блестящая роль Жаде в сериале «Клон», съемки которого только что завершились на «Глобо», вывела Антонелли в ранг самых высокооплачиваемых звезд студии. Однако слава девушку не испортила — она сразу же согласилась на интервью с российскими журналистками, добавив, что «ни за что не откажется от такой экзотики, как общение с «советико».
Мы долго тащимся по жаре, добираясь на попутках к съемочному городу сериала «Клон». Территория «Глобо» такая огромная, что, даже проехав на местном автобусе минут 10, приходится еще с полчаса тащиться по холмам до места съемки. «А вот и Джованна!», — бодро представили нас фигуре, с головы до пят закутанной в восточное одеяние. Покровы распахнулись, и блеснула знаменитая улыбка Антонелли: рот до ушей, как у Буратино. «Немного подождите, сейчас закончим съемки эпизода — и я в вашем распоряжении». Боже! На улице +38, а на бедняжке штукатурки в 10 слоев! Лицо — кирпичного цвета, а руки — белые. И на вид ей сильно за 30, в гриме актриса выглядит намного старше своего возраста. Усевшись в тенечке, мы невыносимо страдаем от духоты и тяжелых запахов: кругом жгут благовонные палочки и распыляют дымовые шашки. Рядом актеры в костюмах «а-ля Бен Ладен» решают, как правильно произносить «алейкум салам». Прибегает освободившаяся Джованна и сразу предупреждает, что интервью будет прерываться — в любой момент ее могут позвать на съемки. Зажигает сигарету, однако снимать ее курящей запрещает.

— А что такого страшного в том, что ты смолишь?



— Даже для Бразилии это большой секрет. Все знают, что я не пью, не колюсь. Дымящая Антонелла повредит моему имиджу.
Мы вручаем актрисе павлово-посадский платок, как оказалось, ее любимого белого цвета и минут пять выслушиваем восторги по поводу подарка. Голос у Джованны низкий, хриплый. Закашлявшись, она тут же затягивается по-новой, но прячет сигарету за спину, заметив наведенный фотоаппарат.

— Мы же обещали, что с сигаретой снимать не будем.

— Знаю. Но я привыкла никому не доверять. Меня вечно отслеживают папарацци и пишут всякую фигню.

— Например, о романе с Мурило Бенисио, твоим партнером по «Клону»?

— И вы о том же! Нет у нас никаких отношений! (Однако при встрече на празднике в честь окончания сериала актеры целовались весьма страстно. — Прим. авт.) Конечно, когда в разгар съемок я развожусь с мужем, а Мурило бросает подругу (Каролину Ферраз. — Прим. авт.), люди начинают всякое болтать.

— Тогда расскажи, как все обстоит на самом деле. Почему ты развелась с красивым и богатым Рикарду Мединой?

— Это его решение. Мы познакомились, когда мне было 15. И я… ладно, скажу честно, несколько фригидна. И хватит об этом! В конце концов, по бразильским законам, мы и не были женаты, потому что венчались в Лас-Вегасе. Это было в разгар съемок «Семейных уз».

— Ты играла проститутку. Муж не бесился?

— А что плохого в Капиту? Между прочим, я ни разу не сталкивалась с порицанием со стороны бразильских зрителей. Хотя часто гуляю по улицам, хожу в магазины, общаюсь с поклонниками (обожаю своих фанатов!). Многие мне говорили, как сочувствуют моей героине.

— Как ты готовилась к этой роли?

— Познакомилась с настоящими проститутками, одна из них стала моей близкой подругой. Не имеет значения, как человек зарабатывает на жизнь, если в душе он не испорченный. В Бразилии трудно с работой — каждый изворачивается как может, чтобы оплатить счета в конце месяца.

— Правда, что на эту роль прочили другую актрису?

— Ванессу Месквита. Она отказалась от работы, когда съемки были в самом разгаре. Меня пригласили в последний момент, сначала пробовали уговорить Летисию Спиллер.

— Сейчас «Клон» заканчивается, осталось снять несколько серий. Что ты будешь делать дальше?

— У меня множество предложений. Уже готов фильм «Avassaladoras», где я играла с Рейналду Джанеккини (Эду в «Семейных узах»). Скоро выйдет моя картина «Гадалка». Есть еще два сценария, но, возможно, я возьму творческий отпуск.

— Работа в «Клоне» была тяжелой?

— Да нет, все клево. Я фанатка работы и готова пахать сутками. Мы ездили снимать в Марокко — фантастика! Всей группой читали Коран, учили восточные танцы.

— Мы видели серию, где ты исполняешь танец живота. У тебя шикарная пластика!

— Этому танцу меня учили месяц. А вообще я 10 лет занималась классическим балетом. Не потому, что хотела пойти по стопам матери, балерины Государственного театра Рио и танцевальной труппы «Глобо» (на телевидении она работала 17 лет). Это была единственная физическая нагрузка, вид спорта, который мне нравился. Я не люблю зарядку, терпеть не могу шейпинг, я жутко ленивая, но танцы мне всегда нравились. Я выросла, видя, как работает мама, поэтому балет не вызывал у меня отрицательных эмоций. Сейчас на это совсем нет времени из-за нагрузки.

— А как ты поддерживаешь форму?

— Перед съемками «Клона» я голодала. (Как же я люблю покушать в шурашке*! Еще обожаю шоколад!) Но если надо для роли, просто стискиваю зубы и не ем. (Ха-ха-ха!)

— Однако твоя Жаде более фигуристая, чем Капиту…

— Силиконовые накладки. Сценаристам нужна была секс-бомба, вот и напихали мне всякой дряни в бюстгальтер. Меня лично моя фигура устраивает.

— А макияж? При такой жаре на тебе тонны косметики?

— Это просто кошмар! Видите морщины в уголках глаз? Это издержки профессии. После работы я почти не пользуюсь макияжем, через день делаю фруктовые маски, использую кремы. Мою волосы минеральной водой и никогда не пользуюсь феном.

— Какими тебе показались мусульманские женщины?

— Ну-у-у… Я бы так жить не смогла. В некотором роде я феминистка и не признаю полной зависимости от мужчины. Я все решаю сама. Не родился еще тот, ради которого я могла бы пожертвовать работой, родителями, даже в малом поступиться во вкусах и привычках. Любовь должна быть разумной.

— А кто сейчас главная любовь твоей жизни?

— Моя собачка, деточка, мой самый лучший друг. Лабрадор Симба. Ему три года, и это моя самая большая страсть в настоящий момент. Он даже спит со мной в одной кровати. Мы живем на Барре в большом доме.

— Ну а мужчины? Поговаривают, что в твоем доме частый гость некий бизнесмен Вильфрид Гомес?

— Альфред. Всего лишь приятель. У меня много друзей.

— Твоя семья тоже живет в Рио?

— Это основа моей жизни, самое важное, что у меня есть. Я выросла в домашней обстановке и до сих пор очень привязана к родным. Хотя я живу одна, родители всегда рядом.

— Родители влияли на твой выбор профессии?

— Они запихнули меня в Университет Рио на факультет журналистики, откуда я сбежала через два семестра, сославшись на новую роль. Актрисой я решила стать сама. У меня есть старший брат Леонардо (мне — 26 лет, а ему — 32), который работает налоговым адвокатом. Ему никогда в голову не приходило заняться искусством. А вот его сын Габриэл снимается со мной в «Клоне». Я ни разу не ходила на актерские курсы и начала работать, когда была еще очень маленькой. В 11 лет попала в любительский театр и с тех пор уже не останавливалась.

Джованну в очередной раз вызвали на съемки. А мы в ожидании ее возвращения заметили бабулю, стащившую со стула подаренный нами Антонелле платок. Счастье, что нам вовремя помешали вступиться за имущество звезды. Старушка оказалась бабушкой актрисы с материнской стороны — Изабел Жардо. Вскоре к нам присоединилась и мама Джованны — Суэйли, до этого с тревогой наблюдавшая за репетицией дочурки с огромным желтым питоном.

Суэйли Антонелли: Горжусь, что дочь сыграла проститутку

— Суэйли, вы всегда ходите на съемки дочери?

— Нет, я тут работаю по продюсерской части. Стараюсь и просто приходить, но на это у меня фактически нет времени.

По ходу разговора мама очень удивляется, узнав, что в России сериалы показывают позже, чем в Бразилии. Она-то думала, что сериалы «Глобо» крутят по всему миру в одно и то же время.

— Какой была Джованна в детстве?

— Чудесной девочкой, доброжелательной, ласковой, очень простой. И, слава богу, она унаследовала таланты своих родителей, особенно отца. Сейчас на «Глобо» — хорошо, а я работала еще в те времена, когда телевидение было бедным, слабо развитым. Ну а мой муж участвовал во всех крупных музыкальных программах и шоу того времени. Поэтому успех Джованны для нас — большая гордость. Я человек очень критичный, но дочку считаю блестящей актрисой.

— Вы помогали ей попасть на «Глобо»?

— Я даже не знала, что она отправилась на пробы. Она сама начала работать на ТВ Маншете. На самом деле на «Глобо» у нее была малюсенькая роль в сериале «Тропиканка», после чего ее пригласили на главную роль в другую телекомпанию. Потом она сыграла проститутку в сериале «Шика да Силва», и вот тогда я поняла, что телевидение — ее призвание и она действительно может сделать карьеру.

— Как Джованна распорядилась своим гонораром за первую роль?

— Впервые она выступила в любительском театре, а там деньги не платили. Потом — да, она стала много получать. Помогает нам с отцом, оплачивает нашу прислугу.

— Как вы воспитывали Джованну? В строгости?

— Ни в коем случае. Моя собственная бабушка держала всех в ежовых рукавицах, и я однажды пообещала себе, что своих отпрысков буду воспитывать совершенно иначе. Слава богу, у нас, артистов, иной взгляд на мир. Это не значит, что я позволяла Джованне все. Мы прививали ей уважение, достоинство, доверие, закладывали моральные устои.

— Джованна не собирается заводить детей?

— Наверное, планирует. Только сейчас не время для этого, придется подождать. А мне хотелось бы иметь кучу внуков.

— Вы живете отдельно, но наверняка собираетесь вместе по праздникам?

— Конечно. Она живет одна — бедная девочка недавно развелась. Но у нее все просто отлично, ей нужно научиться жить отдельно. У нее своя работа, у меня — своя, но в конце недели мы обязательно собираемся. Обожаем праздники, приглашать друзей. А у Джованны дома вообще проходной двор: постоянно кто-то гостит, и у нее все время пасется съемочная группа «Клона». Они болтают, вместе смотрят сериал, пьют пиво. Она любит, когда дом полон народу.

— Фамилия Антонелли идет от отца?

— Да, это фамилия отца Джованны. Другое дело, что его артистический псевдоним — Жилтон Прадо, но настоящая его фамилия Антонелли.

— Это ведь итальянская фамилия?

— Мой дед был итальянцем, а у Жилтона — и отец, и дед со стороны матери.
Пришла довольная Антонелли, сообщив, что «питон — душка, и нечего было так всем волноваться».

— А, вы уже познакомились с мамой и бабулечкой? Красивый платок, правда? Я его сегодня же надену на вечеринку.
Актриса упорхнула на съемки, оставив на прощание автограф и быстро чмокнув нас в обе щеки. По-нашему. По-бразильски.

Рио-де-Жанейро — Москва, лето 2002 года

*Шурашка — самая распространенная в Рио недорогая закусочная, с гриль-баром и шведским столом.

(По материалам Экспресс- газеты)

Похожие статьи

Летисия Спиллер: — «Думаю, что сегодня я лучше, чем в 20 лет!»

Наташа

Изабель Друммонд: — «Я с самого начала знала , чем всё закончится!»

Наташа

Хуан Пабло Раба: «Я всю жизнь с чемоданом в руке!»

Наташа

Оставьте свой комментарий