Латинский Рай
Интервью

Кристиане Торлони: «В гармонии с собой»

Кажется, будто на внешность Кристиане Торлони не оказывает влияние время. 51-летняя актриса рассказывает, как она заботится о душе и теле и уверяет, что ее самая большая гордость — это умение выстоять в самых сложных жизненных ситуациях. «Сегодня я чувствую себя более в гармонии с собой. Не хотела бы быть кем-то другим. Когда мне было 15 лет, я хотела быть кем-то другим, считала, что все другие люди интереснее меня. Это был мой единственный возрастной кризис», — говорит она.

— Некоторые утверждают, что вы никогда не были так красивы, как сейчас. Вы согласны?

Годы проходят, и нужно выглядеть адекватно, насколько это возможно. Врядли вы захотите иметь лицо ребенка, если вы уже не ребенок. Это даже смешно, правда? Я знаю, что профессия актрисы — долгая, и если я сохраню душевное здоровье, то физически смогу работать до 90 лет. Я культивирую игривость в своем характере и много смеюсь над собой. Юмор освещает человека. Когда ты видишь старушку, которая буквально светится, ты можешь увидеть, что в глубине ее глаз все еще находится ребенок. Не стоит быть 17-летним и хмурым. От плохого настроения появляется много морщин, а быть красивой, по моему мнению, это во многом свойство внутреннего состояния.



— Все знают, сколько вам лет. Вас это не напрягает?

Никогда не скрывала, и считаю странным скрывать возраст. Мой возраст — это единственное, чем я могу гордиться. Начала гордиться, когда мне исполнилось 30. Я не умерла в 20! Ведь я рисковала, любила кататься на велосипеде, ездить на машинах, могла упасть с лошади… То что ты выжил — этим очень даже стоит гордиться.

— Почему вы не рассказываете о пластических операциях, которые сделали?

Я ничего не продаю, я не киоск, мне кажется, некрасиво, когда человек делает из своего собственного тела какую-то лавочку. Я предпочитаю «продавать» свое тело целиком, как я это делала для «Плэйбоя». Мне кажется абсурдным, когда люди делают маркетинг из этого — типа, только что я вколол 50 мл ботокса… Я не из тех, кто демонстрирует свой ящик с нижним бельем (смеется). У меня есть такая черта, я уже об этом сказала. Не думаю, что рассказывать о пластических операциях — это лучший пример, который я могу подать. Но если ты можешь постоянно что-то у себя подправлять, без одержимости, — отлично. Я уважаю тех, кто следит за собой — конечно, без паранойи, без сумасшествия.

— Вы стали бы снова позировать фотографам обнаженной?

Если бы мне предложили пентхауз на проспекте Виейра Соуту, я бы даже пошла поужинать, обсудить. Стандарт разговора сегодня таков. Потому что сейчас, спустя 25 лет после того, как я снялась обнаженной в первый раз, это резко скакнуло в цене. Кристиане Торлони

— Женщины говорят, что у вас нет целлюлита только благодаря хорошей наследственности. Это так?

Гены помогают мне, и это наследство прекрасно. В моей семье в старости все выглядят очень хорошо, но дисциплина тоже нужна. Я не пью прохладительные напитки. Меня в детстве не поили колами, как сейчас делают многие мамочки. Это очень вредно. Если я выпью кока-колы, то только тогда, когда плохо себя чувствую и съела что-то очень непотребное (В Бразиии считают, что кока-кола помогает при расстройстве пищеварения. — прим. Бразилиада). Когда вы никак не можете очистить раковину, налейте туда немного кока-колы и увидите результат. Он вас впечатлит!

— С годами ваша сексуальная жизнь что-то приобрела?

Безусловно. Накопленный опыт полезен, правда? (смеется). В этом смысле, секс и йога имеют много общего. С опытом совершенствуешься. И йога тоже помогает, потому что если ты более уравновешен, в хорошем тонусе, если твои органы не испытывают недостатка кислорода, ты чувствуешь себя лучше во всем.

— С возрастом либидо стало меньше?

Видите ли, до настоящего времени не было никаких признаков этого. Я не вижу никаких ограничений, абсолютно. И никакого беспокойства по этому поводу у меня нет.

— Как вы смотрите на возможность стать бабушкой?

— Мой сын Леонарду сейчас больше всего думает о своей работе в новелле «Три сестры». Но у него есть невеста, актриса Керузе Бонжиоло, и они уже помолвлены. Свадьба будет с нарядами, со всеми ритуалами. Они в ближайшее время хотят назначить день. Я буду очень счастлива, когда (и если) стану бабушкой.

— Вы и Игнасиу Кокейру уже десять лет вместе, но живете раздельно — каждый в своем доме. Какова ваша формула продолжительных отношений?

Я никогда не делаю маркетинга из своих отношений. И также никогда не даю рецептов. Мои родители прожили вместе 54 года и у них все хорошо.

— В ваших предыдущих браках совместное проживание также было проблемой?

Считаю, что мои отношения продлились столько, сколько им было назначено. Я жила совместно, потому что у нас была такая возможность. Жизнь — это не только брак с кем-то и совместное проживание. Есть некая совокупность, из которых состоит жизнь — чем ты занимаешься, каковы твои приоритеты. Жизнь полна шума, и нам действительно иногда нужно побыть в покое. Тишина для меня также имеет что-то общее с пространством. Мне требуется лелеять мое пространство, мое молчание, и это благо. У Игнасиу тоже есть эта черта, ему нравится его личное пространство, он его культивирует. Так что в этом смысле наше уважение пространства друг друга взаимно.

— Возможно ли, что в будущем вы будете жить вместе?

Нет, я не думаю об этом. У меня нет никаких планов в этом отношении. Иногда кто-то нас «женит». Но мы не женаты, мы помолвлены. Мы ежедневно обмениваемся обручальными кольцами. И это так прекрасно. Мы постоянно освежаем наш договор (смеется). Кристиане Торлони

— Вы так цените свое одиночество. Почему?

Каждый из нас одинок. Проблема в том, что люди в большинстве своем до смерти боятся своего внутреннего мира и чувствуют себя в отчаянии, когда остаются одни. Пьют, употребляют наркотики, бросаются в ночную жизнь, в объятия первого встречного (смеется). Мне всегда нравилась личность, которая находится внутри меня. Иногда она причиняет мне неудобства, но это лишь означает, что она требует к себе внимания. И не стоит этого избегать. Замучет бессонница. Внутренний голос говорит «не дам тебе уснуть». Так что лучше выделить для общения с собой дневное время, приятный, солнечный день и красивое место.

— Вы потеряли сына Гильерми, когда ему было 12 лет. Но вы выглядите очень счастливой несмотря на такую трагедию…

Есть одна дилемма, очень суровая и постоянная: что ты выбираешь сегодня, жизнь или тоску? Я верю, что существует универсальная связь между близкими людьми, и ты являешься частью этого. И еще есть такая вещь, как миссия: если ты отрекаешься (от жизни), многие люди отрекаются вместе с тобой. После смерти Гильерми я получила десятки писем, в которых люди мне ясно говорили: не отрекайтесь (от жизни), потому что если отречетесь вы, отрекутся многие люди. Так что эта миссия может помочь людям укрепить свои жизненные силы.

— Вы не думали еще иметь детей?

Мне кажется, зачатие — это чудо, потому что это плод невероятных космических совпадений: ты беременна, у тебя рождаются близнецы, они здоровы, рядом с тобой есть человек, которого ты достаточно для этого любишь. Это редчайшее сочетание обстоятельств. Так что я очень счастлива, что была беременна единственный раз в жизни и что Деннис Карвальу является отцом Леонарду. Однажды я встретила Денниса и он мне рассказал об эмоциях, которые испытал, когда впервые был режиссером на съемках с участием нашего сына. Он испытывал такой душевный подъем, когда рассказывал об этом. И я подумала, как хорошо, что у меня сын именно от этого мужчины. Это прекрасное ощущение — прошлое возвращается с новой силой.

Марина, по материалам «IstoE Gente», май 2009 г.

Похожие статьи

Софи Шарлотт — «Успешная улыбка»

Наташа

Летисия Спиллер: — «Думаю, что сегодня я лучше, чем в 20 лет!»

Наташа

Катрин Сиачоке: «Мы все подвержены искушениям!»

Наташа

Оставьте свой комментарий