Латинский Рай
Интервью

Кристиане Торлони: «Лесбиянка только на экране!»

Эту актрису без труда вспомнят все поклонники бразильских теленовелл. Хотя видели мы ее всего в одном сериале — «Вавилонской башне», роль умницы — красавицы Рафаэлы Кац, лесбиянки, погибшей под развалинами торгового центра, принесла Кристиане признание и любовь миллионов зрителей. В Бразилии Торлони обожают не меньше нашего, чему свидетельство — титул «Лучшая актриса 2001 года», присужденный ей по опросам зрителей. Тем удивительнее, что эту блестящую звезду так неожиданно выкинули из сюжета задолго до окончания сериала. Во время демонстрации «Вавилонской башни» по каналу ОРТ мы получали немало писем от читателей, возмущенных таким исходом: «Рафаэла была самой душевной героиней сериала. Почему сценаристы решили ее убрать?» На этот вопрос нам ответила сама Кристиана ТОРЛОНИ, с которой мы познакомились во время поездки в Бразилию.
Встреча произошла в одном из павильонов студии, где записывалась очередная передача «Маленькие люди» с актером Марсио Гарсия («Тропиканка») в роли ведущего. Собственно, для встречи с этим красавцем мы и примчались на съемки и, отработав интервью, собрались уходить. «Сегодня гостья нашей передачи — Кристиана Торлони!», — прозвучали слова, остановившие нас на пороге. «Да разве это она?» — изумились мы, увидев на съемочной площадке худенькую брюнетку со стрижкой каре и аристократически бледным лицом. Куда девались длинные рыжие локоны и россыпь веснушек «Рафаэлы»? Гостья долго отвечала на вопросы аудитории, а мы маялись за кулисами, дожидаясь возможности напроситься на интервью.
«Вы оказали мне большую честь и доставили радость, — с неожиданной горячностью обняла нас Кристиана. — За 25 лет карьеры я впервые даю интервью людям из бывшего Советского Союза. Как приятно, что мое имя и моя работа известны даже в таких отдаленных краях!»
Актриса от Бога — это точно про Торлони. Бездна обаяния, свободная плавная речь, подвижное лицо с выразительной мимикой и огромными сияющими глазами. При кажущейся простоте строгого костюма, выглядит она стильно и богато. Наряд дополняют ювелирный гарнитур (серьги и кольцо) с большими голубыми топазами, золотые изящные часики и кольцо с огромным бриллиантом, нестерпимо сверкающим при каждом взмахе наманикюреных пальчиков. А жестикулирует Кристиана постоянно. Ее руки — невообразимо пластичные — разворачивали перед нами настоящий театр пантомимы.

— Кристиана, почему вашу очаровательную героиню Рафаэлу из «Вавилонской башни» убили сценаристы? Для вас это было такой же неожиданностью, как и для зрителей?

— Ну что вы, ее гибель была изначально заложена в сценарии (руки взлетают над головой, изображая взрыв торгового центра). Другое дело, что по ходу съемок наш автор Силвио де Абреу всерьез подумывал вернуть Раф к жизни. Публика ее любила. Но это стало невозможным по ряду причин. Вы не представляете, сколько было шума вокруг сериала. В рядах бразильских зрителей возник настоящий раскол.

— Вы же сказали, что героиня нравилась публике?

— Наиболее демократичной части аудитории, ратующей за свободу слова. Дискуссии по поводу «Вавилонской башни» проходили по всей стране, и мнения высказывались прямо противоположные. Моя Рафаэла была лесбиянкой и, мало того, что не скрывала свою ориентацию, умудрялась быть счастливой. Ее союз с Лейлой в исполнении Сильвии Пфайфер стал единственной благополучной семьей в сериале. Нетрадиционалы и раньше появлялись на экране, только в комическом облике. Их высмеивали. Такого же подхода публика ждала и от нашего сериала, который, вопреки чаяниям, получился даже чересчур серьезным. Бразильцы — очень консервативные. Приученные в «семейный час» в 8 вечера (время показа «Вавилонской башни». — Ред.) смотреть «культурное» кино для детей и взрослых, а не вникать в актуальные вопросы современности.

— Да уж. Проблем у героев «Башни» хватало…

— Наркомания в образе Гильермо (персонаж в исполнении Марсело Антони тоже погиб во время взрыва. — Ред.), супружеские измены, насилие (то, что убийцу сыграл Тони Рамос, стало очередным шоком для зрителей: этот актер всегда был положительным героем). Ни до, ни после таких сериалов не снимали.

— Видимо, свою лепту в производство теленовелл вносит цензура?

— Не только. Есть еще Церковь. Бразилия — вторая страна мира (после Италии), в которой католицизм занимает сильные позиции. Против «Вавилонской башни» ополчился сам епископ Рио, заявивший на страницах газет о «недопустимости подобного зрелища на телевидении». В пику церковникам на защиту своих прав встала Ассоциация геев и лесбиянок. Все это породило невиданную полемику, что, по моему мнению, является заслугой сериала. Обществу необходима встряска. Надо еще понимать, что собой представляет политическая обстановка в Бразилии. В течение 30 лет у нас в стране господствовала диктатура, и только последние лет 18 мы медленно приближаемся к тому, что называется демократией. Это очень малый срок.

Моя Рафаэла была лесбиянкой и, мало того, что не скрывала свою ориентацию, умудрялась быть счастливой.

— Нас злодеи из «Вавилонской башни» особо не потрясли. Видели бы вы наши сериалы! Сплошная чернуха!

— Видимо, потому, что русские сериалы снимают режиссеры, а бразильские — публика. Наши теленовеллы — интерактивный механизм, развивающийся под давлением аудитории. Сюжетом заправляют рейтинги, письма от зрителей, опросы и реакция прессы.

— Вы совсем не похожи на Рафаэлу. Какой ваш натуральный цвет волос?

— Темный, как сейчас. Для этой роли я изменила внешность (перекрасилась, а длинные волосы мне нарастили) и много работала над характером. Рафаэла нежнее, спокойнее, мягче меня. И лучше воспитана. Еще раз повторюсь: в отрыве от сюжета публике она нравилась. После ее гибели меня часто останавливали на улице вопросом: «Вернется ли Раф в сериал?» Этого не знала ни я, ни продюсеры. А пока вопрос решался, я уехала в Штаты. Сериал продолжился без меня, впрочем, свою кармическую роль мой персонаж уже сыграл, повернув колесо моей судьбы на следующий этап.

 

— О карме вы упомянули к слову или за этим стоит что-то большее?

— Уже несколько лет я увлекаюсь буддизмом. При любой нагрузке посвящаю несколько часов в день медитации и прочим упражнениям. Я мистик, верю в карму и в то, что последовательность событий не бывает случайной. Рафаэла подготовила меня к роли, которую я считаю отчетом за годы работы. Я имею ввиду театральную постановку «Жанна д’Арк, второе пришествие», в которой я продюсер, сценарист и главная героиня. Режиссером пьесы стал мой друг, с которым мы работаем 14 лет, Жозе Осси Мету.

— Какая связь между Раф и Жанной?

— В пьесе, написанной американской феминисткой Каролин Гедж (создательницей продюсерской фирмы «Не для мужчин»), Орлеанская дева — лесбиянка. Эту книгу я откопала в Нью-Йорке, где три месяца изучала танец и пластику и подыскивала новый материал для театра. Это лучшее произведение, когда-либо попадавшее мне в руки. Недаром уже два сезона моя постановка с триумфом идет в театрах Рио и Сан-Паулу (в 2001 году актриса параллельно снималась в сериале «Ангел, сошедший с небес» с Кайо Блатом в главной роли). В этом спектакле очень важны пластика и танец: я передаю состояние Жанны движениями тела, рук. Такая самоотдача невозможна на телевидении. Только в театре зрители видят меня целиком.

— Играя лесбиянок, вы опирались на личный опыт?

— У меня много друзей среди представителей секс-меньшинств. А сама я до сих пор верю в сказку о прекрасном принце. Трижды была замужем, но все как-то неудачно. С первым мужем — режиссером Денизом Корвальо, отцом моих близнецов Леонардо и Гильермо, мы разошлись после несчастного случая, стоившего жизни 12-летнему Гильермо. На три года я одна улетела в Португалию, где поставила спектакль «Экстаз». Немного побыла женой моего психоаналитика Эдуардо Маскареньяса, столь же недолго продержался брак с артистом балета Луисом Зербини. В последнее время я встречаюсь с актером Игнасио Кокейро, но замуж больше не пойду. Я не хочу подробно распространяться о личном, это больно. Многие журналисты переступают грань дозволенного и ранят актера своей бестактностью. В такие моменты я прячу слезы и стараюсь отшутиться. Слава богу, в моей испано-итальянской семье юмор в крови.

— Расскажите о родных. Они живут с вами в Рио?

— Здесь у меня родители — Жералду Матеус и Мона Деласи — и старший брат. Остальные члены семьи живут в Сан-Паулу, где я родилась (18 февраля 1957 года. — Ред.). Отец с мамой были основателями первой в Бразилии школы драматического искусства (52 года назад), однако меня отправили в Университет Рио изучать социологию. В молодости я сама не хотела быть актрисой, а потом, видимо, сработали гены. Мое внезапное увлечение сценой стоило мне ссоры с родными на несколько лет. (Своему сыну, он тоже актер, я никогда не запрещала искать свою дорогу.) В 19 лет я сыграла первую роль в фильме «Indulto de Natal», через год меня пригласили на студию «Глобо».

— Чем вы занимаете свободное время?

-Учусь. Танцам, акробатике, фехтованию. Вожу мотоцикл, занимаюсь винд-серфингом, езжу верхом. Совершенно не умею готовить, зато люблю копаться в саду. На тусовки почти не хожу, предпочитая небольшие компании. Много времени отдаю благотворительности, сбору пожертвований в пользу больниц и медицинских центров. А еще я обожаю что-то переделывать в доме (у меня вилла в горном районе Сан-Конрадо — поле битвы четырех кошек и собаки). Недавно я оборудовала комнату для репетиций с зеркальными стенами. 

По материалам ЭГ, 2000

Похожие статьи

How To Sneak More Fruits Into Your Diet

admin

Валсир Карраску: «Пишу с той же скоростью, что и говорю»

Admin911

Жозе де Абреу: «Я не красавец, но и не урод»

Наташа

Оставьте свой комментарий