Латинский Рай
Интервью

Карлос Алберто Риччелли: «Мне нравится идея мира без границ!»

Карлос Алберто Ричелли знаком российским зрителям по двум работам. В 1990 году в паре с Верой Фишер он сыграл главную роль в минисериале «Сладкий ручей». В минисериале «Шикинья Гонзага» («Музыка ее души») у него роль возлюбленного юной Шикиньи — Жоао Батиста или, как его называют, Жота-Бе (буквы JB португальского алфавита).



Родился актер 3 июля 1946 года в Сан-Паулу. В 1978 году в сериале «Аритана» производства «TV Tupi» сыграл главного героя Аритану, индейца племени касиков, с волосами, выкрашенными в ярко-черный цвет и подстриженными как подобает индейцу. Съемки проходили в Амазонии, в районе реки Шингу. Чтобы сыграть Аритану, актер около шести месяцев общался с индейцами и даже познакомился с настоящим вождем племени. Его партнершей по сериалу была актриса Бруна Ломбарди (Фрида в «Воздушных Замках»). Они поженились в период съемок и до сих пор вместе.

В настоящее время он живет в США, в Лос-Анжелесе, где у них с Бруной Ломбарди есть несколько проектов. В свои 57 лет актер находится в прекрасной физической форме. Ричелли — не из примелькавшихся актеров, он редко снимается в длинных новеллах. Актер говорит, что не поклонник больших сериалов даже как зритель. В начале 2003 года прошел слух, что Ричелли приглашен в новеллу «Agora e que sao elas» играть снова в паре с Верой Фишер, которая положительно отнеслась к этому выбору, но продолжения новость не получила.

В 1999 году после съемок в фильме «Два потока» (Dois Corregos) Ричелли принял участие в чате, организованном порталом uol.com.br, вот его фрагменты.

— Какой была ваша первая роль на телевидении? Какой сериал могли бы выделить?

Первая роль — Тато в сериале «Больница». Особое место в моей карьере занимает сериал «Аритана». Верите ли, меня до сих пор иногда окликают: «О, Аритана!», а ведь это 1978 год.

— Почему вас не видно в сериалах последних лет?

Моя последняя работа — «Шикинья Гонзага». Это не большая новелла, а минисериал, он прошел с успехом. Мне очень нравится эта работа. Новеллы слишком длинные, и поскольку живу за границей, то обстоятельства не позволяют так долго присутствовать на съемках. В то же время, мне не нравятся новеллы, где много накручено, много персонажей. Мне нравится как в «Шикинье Гонзаге», когда все — на переднем плане.

— Почему вы исчезли с телеэкрана? Вас давно нет.

Да я вроде и не исчезал. По-моему, «Шикинья Гонзага» шла совсем недавно. И зачем зрителям постоянно, ежечасно видеть одних и тех же актеров?

— Вы просто восхитительны в «Шикинье Гонзаге», прекрасная роль! Какие еще свои роли любите?

Спасибо. Роль Жоао Батиста одна из тех, которые мне более всего нравилось играть. Еще нравятся Сезар Рибейру («Vale Tudo») и Но («Сладкий ручей»).

— Поделитесь впечатлениями о съемках с Верой Фишер в «Сладком ручье». Вы испытывали к ней что-то большее, чем профессиональный интерес?

Мне понравилось работать с Верой, она замечательный человек.

— Какой будет следующая ваша работа на телевидении?

Пока не знаю. Мне нужно любить персонаж, который мне предлагают, нужно, чтобы мне нравились люди, участвующие в проекте. Если такое случается, я стараюсь найти время для съемок.

— Вы живете в Бразилии?

Большую часть года я живу в США, в Лос-Анжелесе, но и в своем доме в Сан-Паулу тоже провожу немало времени. Я не порывал с Бразилией. Чувствую сильную тягу домой, душой я здесь.

— Почему в Соединенных Штатах?

Я уже жил во Франции. Мне вообще нравится идея мира без границ.

— Что вы делаете для поддержания формы? Поделитесь рецептом вашей физической молодости и красоты.

Для поддержания формы я ем пиццу, обожаю хлеб, овощи и молоко. Занимаюсь спортом, и много: играю в баскетбол, теннис, катаюсь на велосипеде — и целый день счастлив. Рецепт — быть счастливым, следить за питанием и заниматься спортом.

— Вас приглашали сниматься «ню» для женских или гей-журналов? Вы снимались обнаженным?

Нет, и не намерен. Одно дело, если роль требует таких съемок — ну что ж, это нормально. Но позировать для журналов — нет.

— Чем вы сейчас занимаетесь?

У меня есть несколько проектов в Лос-Анжелесе, в которых я участвую как продюсер, актер, режиссер. Два проекта мы продюсируем вместе с Бруной.

— Вы согласны, что будущее бразильского кино — в стремлении к суперкачеству американской кинопродукции?

Я так не думаю. Что касается технической стороны — согласен, но кино у нас должно быть с собственным лицом, мы не хотим быть как они, мы хотим быть бразильцами.

— Что собираетесь делать после фильма? Есть какие-нибудь предложения?

Есть ряд приглашений в кино, некоторые — здесь, в Бразилии, несколько проектов в США, но я не буду пока их называть.

— Как вы относитесь к критике ваших работ?

Первый критик моих работ — я сам. Потом, я пытаюсь понять, что хотел сказать критик. Если я согласен с ним, то постараюсь в следующий раз сделать лучше; если не согласен, если это вопрос только его вкуса, то просто не принимаю эту критику во внимание.

— Я восхищаюсь вашими отношениями с Бруной Ломбарди, считаю ее одной из самых интеллектуальных и красивых бразильских женщин. Вы — часть этого успеха!

Спасибо. Я такого же мнения о Бруне.

— У вас есть дети?

Есть сын, Ким.

— Какой тип женщин вызывает у вас восхищение?

Умные женщины.

— Как вам кажется, американские женщины такие же красивые, как и бразильские?

Нет, им далеко до бразильских.

— Как вы оцениваете влияние Америки на Бразилию?

Исторически Бразилия импортирует американскую культуру. Думаю, в ряде случаев это хорошо, например, в вопросах технологий. Но также я считаю, что наша культура обладает особым духом. Мы сами можем многому научить американцев. Но и они, конечно, многому могут научить нас.

— Каково ваше мнение по поводу того, что Оскар дали фильму «Жизнь прекрасна», а не «Центральному вокзалу»? Не кажется ли вам это несправедливым?

Валтер (Саллес) прекрасный режиссер, Фернанда (Монтенегру) восхитительна, и фильм отличный. Я бы предпочел, конечно, «Центральный вокзал», но «Жизнь прекрасна» мне тоже нравится.

— Мне 27 лет, я инженер, я вполне успешна. Но я обожаю артистическое искусство! Не представляю себя актрисой, но ведь всякое может быть. Как вы думаете, не поздно мне попытаться стать актрисой?

Никогда не поздно. Я тоже был инженером, но оставил это, чтобы осуществить свою мечту.

Что ж, лаконичные, малоэмоциональные ответы актера вполне соответствуют образам, созданным им на экране.

(Марина, сентябрь 2003 г.)

Похожие статьи

Гонсало Валенсуэла: — «Мне даже мате понравился!»

Наташа

Кристиане Торлони: «Лесбиянка только на экране!»

Наташа

Андрес Паласиос о работе и чудесах

Наташа

Оставьте свой комментарий